пятница, 15 января 2016 г.

chess-news.ru

"Как в гангстерском кино". Александр Халифман - о том, как получил деньги за Лас-Вегас-1999 и как они исчезли.

В интервью газете "Спорт-Экспресс" Александр Халифман поведал, в частности, как получил призовые за выигрыш чемпионата мира в Лас-Вегасе в 1999-м.

"Призовой фонд был 5 миллионов долларов, из них победителю – 600 тысяч. В июле за месяц до старта приехал в Вегас с инспекцией крупный функционер ФИДЕ. Сразу оговорюсь – не Кирсан Николаевич. Оценил готовность к турниру, ну и не удержался, поиграл в казино. (В шахматном мире эта история довольно известная, фамилия функционера не раз озвучивалась, в том числе на нашем сайте chess-news.ru - это Георгиос Макропулос - прим. CN). Совпадение или нет, но именно после этого с призовым фондом возникли проблемы. В прессе не афишировали. С шахматистами, которые вылетели в первом и втором круге, расплатились. Остальным вручали расписки, ссылаясь на временные трудности.

Мне в сентябре перечислили часть суммы, пообещав окончательный расчёт к Новому году. Жду. 10 декабря, 20-е, 30-е – тишина. Утром 31-го звонит телефон: "Александр Халифман?" – "Да" – "Кирсан Николаевич просил кое-что передать. Как с вами встретиться?" Диктую адрес – жил тогда на окраине Питера. "Возле дома автобусная остановка. Буду там стоять".

Вылезаю на остановку, снежок валит, благодать. Тормозит джип, выходит серьёзный дядька в кожаной куртке: "Кирсан Николаевич всегда держит свои обещания!" Протягивает дипломат
– и по газам.

В дипломате, как в гангстерском кино – пачки долларов. Вся причитающаяся сумма – в районе 400 тысяч. Пересчитал дома. На остановке хватило ума не открывать дипломат".

***
Что стало с этими деньгами в дальнейшем - другая история и тоже весьма занятная. По словам Халифмана, он положил около 600 тысяч долларов в немецкий банк, а через несколько лет выяснилось, что денег нет, а счёт закрыт.

"Помню этот момент – спокойно прихожу: "Сколько у меня на счету?" Девочка щёлкает клавишами: "Такого счёта не существует". Я проверяю циферки, показываю: "Вы не ошиблись?" – "Он закрыт пять лет назад". Дальше завязалась переписка.

Мне присылали дивные ответы на немецком языке. Оказалось, за пять лет до этого кто-то написал: "Прошу все мои деньги снять с такого-то счёта и перевести в другой банк". Ни даты, ни точной суммы. Когда я показывал эту бумажку людям, связанным с банковским хозяйством даже в нашей стране, они хохотали: "Да по такому "документу" 100 евро не переведёшь!" Это долгая и грустная история, которая ещё не закончилась…

Пока не сужусь. Видимо, буду. Западные юристы огорчили до невозможности. Это в кино показывают, как дама пролила на себя кофе, отправилась в суд и выиграла миллион. Потому что на стаканчике не написано, что кофе горячий. На самом деле, если частное лицо судится с мощной корпорацией – всё настолько спорно!

Первый юрист сказал, что дело выеденного яйца не стоит, и мне сейчас всё принесут. Вместе с компенсацией за моральный ущерб. Потом заговорили иначе: "А если банк приведёт пять свидетелей, которые подтвердят, что именно ты сделал перевод? Ксерокс паспорта у них есть, ты же открывал счёт". Подпись на бумажке не моя и не слишком похожа. Как говорится, "в общих чертах". Но ни одна почерковедческая экспертиза не даёт стопроцентную гарантию. Суд может принять во внимание – а может не принять. Это не ДНК, не отпечаток пальца".

По версии гроссмейстера, против него организован сговор. "Уверен, мошенничество со стороны отдельного клерка, а не организации", - говорит Халифман.

"Вскрылось в 2008-м. Пять лет счёт не проверял. Ну, лежит и лежит. Хранил бы в трёхлитровой банке – что, раз в неделю её надо откапывать? После Лас-Вегаса на волне успеха прилично зарабатывал, что-то добавлял. Затем стал реже бывать в Европе, и в банке не появлялся.

В Германии на ответ чёткие сроки, оговорённые законом, – четыре месяца. Немцы их используют по полной программе. Причём ответы из серии – "она утонула". "Что с моим счётом?" Четыре месяца спустя письмо: "Ваш счёт закрыт такого-то числа 2003 года. С уважением". Шлю второе письмо: "Закрыт на каком основании?" Ещё четыре месяца – приходит та самая филькина грамота с поддельным автографом.

Ощущение, что от меня отмахиваются. Скорее всего, понимают, что их косяк. Но признать – неприемлемо. Репутация! Меня юристы предупредили: банк пойдёт до конца. У него серьёзные адвокаты. Не предугадаешь, что будут изобретать и додумывать. Возможны встречные иски.

Если б сразу дошло – было бы плохо дело [со здоровьем]. Но доходило постепенно. Сначала-то думал, ерунда, сбой программы. Это же банк, а не МММ! Мне казалось, на Западе отрегулировано всё идеально. На улице обидят – полиция разберется. Машина на тебя наедет – тоже, пусть за рулём хоть сын бургомистра. Но когда оказываешься в финансовых непонятках против корпорации – большой вопрос, кто и с чем разберётся".

Источник: chess-news.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий